Усадьба Глинки

Заявка на включение в систему
Закрыть
Заполните поле.

 

Глинковская мыза — под таким названием существовал участок земли на правом и левом берегах реки Вори при ее впадении в Клязьму. Здесь располагалось небольшое сельцо Глинки (Глинково). В XVII веке оно принадлежало Троице-Сергиеву монастырю, а затем перешло в Дворцовое ведомство.

В 1710 году Глинково пожаловано Андрею Стельсу, а в 1717 году выкуплено у его вдовы князем А.Г. Долгоруковым, который владел сельцом до 1727 года. Согласно купчей, датированной 24 апреля 1727 года, у Долгорукова Глинки выкупает Яков Вилимович Брюс (1669–1735), вышедший к тому времени в отставку. Сельцо с деревнями Вачутино (Марьино), Кабаново, Мишуково и Громликово (Громково) насчитывало в то время 62 крестьянских двора и 226 душ крепостных мужского пола. Позднее Я.В. Брюс и его наследники добавляют к своему имению деревни Мизиново, Боково, Кармолино и Ново. Именно Я.В. Брюс создал в Глинках уникальную усадьбу, старейшую из сохранившихся в Подмосковье.

Усадьба была создана в стиле дворцово-парковой архитектуры и представляла собой замечательное зрелище: парадный двор, ограниченный зданием дворцового типа (бывшая обсерватория Брюса) и тремя флигелями; комплекс хозяйственных построек, частично сохранившийся до нашего времени; регулярный парк с живописными прудами. К сожалению, в 1934 году при создании на территории усадьбы дома отдыха, была закрыта и перестроена под спальный корпус усадебная церковь, построенная племянником Я.В. Брюса Александром Романовичем Брюсом (1704–1760), владевшим усадьбой после его смерти. В храме Иоанна Богослова была похоронена известная наперсница Екатерины II Прасковья Александровна Румянцева-Брюс (1729–1786), жена генерал-аншефа Якова Александровича Брюса (1729–1791), бывшего в 1784–1786 годы губернатором Москвы, а в 1786–1791 годы — губернатором Санкт-Петербурга.

Предки Брюса жили в России с 1647 года. С именем Якова Вилимовича Брюса связаны незабываемые страницы российской истории. Сподвижник Петра I, представитель знаменитого шотландского рода Яков Брюс был первым российским ученым, работавшим с Исааком Ньютоном в 1698 году. Во время второго Азовского похода Брюс составил карту юга европейской части России. В годы Северной войны он занимался перестройкой русской артиллерии, фактически создавая заново этот род войск в России. Под началом Брюса русская артиллерия блестяще действовала в Полтавской битве, за что Петр I наградил его орденом Андрея Первозванного. В годы войны Яков Вилимович неоднократно выполнял дипломатические миссии и руководил делегацией российских дипломатов при проведении мирных переговоров на Аландском конгрессе. Подписи Я.В. Брюса и его помощника А.И. Остермана стоят под Ништадтским мирным договором, завершившим войну со Швецией. Перед подписанием договора в феврале 1721 года Я.В. Брюсу был пожалован титул российского графа.

Яков Вилимович Брюс, руководя артиллерийским ведомством, создавал первые в России школы — цифирные, пушкарские, фортификационные, артиллерийские, инженерные. Он принял самое активное участие и при создании, открытой в мае 1701 года, математической навигацкой школы в Сухаревой башне, где его стараниями была оборудована первая в России казенная обсерватория. В качестве ученого, специалиста по изготовлению приборов и инструментов для научных исследований, а также как организатор, Брюс участвовал в создании Российской Академии наук, открытой в Санкт-Петербурге в декабре 1725 г.

С 1717 года Яков Брюс занимался созданием будущей промышленности Российского государства. Блестящий ученый, преуспевший во многих отраслях научных знаний, он был переводчиком специальной и научной литературы, составителем русско-голландского и голландско-русского словарей, вел переписку с Лейбницем, Лейтманом, Эйлером. Причем последнего Брюс консультировал по вопросам теоретической математики. В библиотеке Я.В. Брюса были книги по двадцати научным дисциплинам на четырнадцати языках. После смерти Брюса его библиотека, собрание «куриозных вещей» вместе с приборами и инструментами, составлявшими научный кабинет, были вывезены из усадьбы Глинки в Санкт-Петербургскую Академию наук на тридцати подводах.



С 11 ноября 1815 года началась новая веха в истории усадьбы. Ее купил у правнучки Якова Вилимовича Брюса Е.Я. Мусиной-Пушкиной-Брюс (1776–1829) владелец Глинковской писчебумажной фабрики Иван Тихонович Усачёв. Он использовал усадьбу под хозяйственные нужды своей фабрики. Через восемь лет его производство пришло в упадок, и Усачёв стал продавать земли. Фабрику переоборудовали из писчебумажной в хлопкопрядильную. В 1853 году Усачёв продал все производство братьям Алексеевым. Но и у них дело не заладилось. Не найдя покупателя, Алексеевы передали фабрику в ведение Богородского земского суда. Земский суд продал фабрику в 1862 году семье Колесовых, которые установили на фабрике почти 26 тыс. веретен, их обслуживали 757 рабочих. Предприятие стало одним из крупнейших в текстильной промышленности. Фабрика размещалась в одном трехэтажном каменном здании и двух двухэтажных деревянных корпусах.

Усадьба в Глинках тем временем пребывала в плачевном состоянии. Вся обстановка и вещи были вывезены, а дом превращен в склад хлопка. Во флигелях стояли машины для перемотки пряжи, размещались склады готовой продукции, общежития. Неоднократно в доме случались пожары. Когда-то Я.В. Брюс, создавая усадебный комплекс, разбил вокруг него регулярный парк, построил живописные павильоны, установил прекрасные скульптуры. В 1860–1880-е годы все это бесценное наследие досталось купчихе Колесовой, которая посчитав скульптуры богохульством, приказала разбить изваяния и использовать их для строительства плотины на Воре. В 1902 году фабрика сгорела и больше не восстанавливалась. В 1914 году усадьба и земли, сенокосные и лесные угодья были проданы купцу Малинину, который организовал торговлю лесоматериалами.

После революции часть усадебных флигелей использовали под приют и школу. Затем в усадьбе была организована сельхозкоммуна. В 1934 году Наркомат пищевой промышленности взял усадебный комплекс в аренду для устройства дома отдыха. Во время войны в усадьбе был госпиталь, с 1948 года — санаторий «Монино». В 1972 году рядом с усадьбой была обнаружена минеральная вода, и санаторий стал специализироваться на лечении заболеваний желудочно-кишечного тракта.

В 1991 году в усадьбе был создан общественный дом-музей Я.В. Брюса при деятельном участии краеведа А.Ф. Ерофеевой, московского архивиста-исследователя В.В. Синдеева, самодеятельного художника В.И. Зотова и многих других энтузиастов. Основные постройки усадьбы сохранились хорошо. Построенные добротно и прочно, они дают нам возможность ощутить дыхание истории. Привлекают внимание декорированные наличники окон, в которых использованы маски, сделанные техникой резьбы по дереву. Интересны также по своей архитектуре здания кордегардии (помещения для военного караула) и садового павильона.

 
База отдыха: